Япония

До Японии и обратно: любовь, воспоминания, фотография и лапша

Горячо любимая нами Элизабет Эвелин Кирби (можно просто Бет) родом из Нэшвилла, штат Теннесси. Она ведет один из самых красивых кулинарных блогов и много путешествует. Ну и поскольку свои истории девушка пишет не для журнала, а для словно для личного дневника, она делится в них самым сокровенным. Такой получилась и история ее путешествия по Японии, часть которой мы и публикуем. Наслаждайтесь.
 

Токио

 

Я не помню посадку в Токио, я не помню сам полет, но в тот момент, когда мои ноги коснулись земли, я осознала, что меня ждут три месяца путешествия. Я хорошо помню, как сказала «Прощай» перед посадкой, свою головную боль, похмелье и голод.
 
Япония Токио

Япония

Кухня Японии
 
В ночь перед вылетом из Теннесси я осталась вместе с ним, и он отвозил меня в аэропорт следующим утром. Обычно я добираюсь сама, и в этот раз я испытала новое поразительное чувство: ужасно, когда есть, кому говорить «Прощай». В то утро я проснулась перед рассветом, вызволила себя из постели так тихо и аккуратно, чтобы не разбудить его, но долго смотрела, как он спит. Методично, в темноте я паковала свои вещи, которые на протяжении трех месяцев буду возить в одном рюкзаке. В последнюю минуту я сбегала в круглосуточную аптеку: я чувствовала, что мне нужно хоть что-то, чтобы продержаться еще немного без того, чтобы развалиться. Затем я разбудила его и приняла душ. Он взял нам кофе и выпечку из своего магазинчика, и мы поехали.

За два часа дороги до международного терминала «Атланта» мы улыбались столько, сколько могли, слушали — исключительно по моей просьбе — поп-музыку по радио и говорили без умолку. Все было так замечательно, но я не могла думать об этом. Я собиралась в Японию! Сон посреди белого дня. Я оставляла человека, которого искала, кажется, целую вечность. Мои эмоции были на пределе, и я не собиралась предаваться какому-либо анализу. В тот момент я даже не знала, кем мы приходились друг другу, но знала, что мы влюблены. Тем не менее, три месяца — большой срок, и я не имела права брать с него какие-то обещания. Мы были знакомы только несколько безумных недель, и я сказала ему, что если он встретит кого-то, пусть будет спокоен, я это приму. Я пыталась быть разумной и честной, я смеялась и я была без ума от любви. И я оставила его. Так далеко и так надолго.

Единственным способом пережить это было смотреть вперед.

До Японии

Япония

Япония
 
Когда мы подъезжали к аэропорту, он плакал на светофоре под глупую песню, которая меня заставляла смеяться до крика. Ничего из этого не было нормальным, но это было очень мило. Мне кажется, эта песня теперь будет «нашей песней» и я послушаю ее еще сотни раз во время моих странствий по миру. Спустя 15 часов после того, как я смотрела ему в след, я стояла в самом центре Токио впервые в жизни. Сотни людей вокруг меня механически двигались вдоль подсвеченных люминесцентными лампами улиц. И не было никаких чувств, кроме влюбленности, недосыпа и ощущения того, что я одна в Токио. Казалось, так и должно было быть.
 
чайная церемония
 
Голод… Это верно, я была голодна. Я бродила по району Сибуя с его аркадами, аптеками и пьяницами. Мне все было интересно, и это было превосходно. Я ощущала себя ребенком, который отвлекается на каждый блестящий объект, на каждый новый шум. Я посылала ему фотографии всего, что я видела, всего, что я ела. Я была одно, но в то же время не одна. Все три месяца моего путешествия, на другой стороне мира он был моим спутником, тем, кто всегда был на моей стороне.

Свою первую еду я попробовала в скромной лапшичной. Было темно, внутри была одна узкая барная стойка с видом на кухню, где большие горшки и керамические чашки стояли вплотную друг к другу на полках, и один человек с платком на руке с военной точностью наполнял и переставлял их.

Один пожилой японец сидел в темном дальнем углу бара. На часах было не меньше часа ночи.

Мне потребовалось время, чтобы понять схему заказа. Наконец, я разглядела — наблюдая за за другими едоками — что-то вроде автомата с фотографиями каждого блюда, в который нужно было вставить несколько йен для оформления заказа. Я тщательно изучила их все. Я не знала японский, поэтому ориентировалась только на изображение. Я выбрала темно-красный бульон, увенчанный яйцом пашот с жирным куском свинины и зеленым луком. За все время моего пребывания в Японии я возвращалась в этот рамен-бар трижды и каждый раз брала тарелку именно этой лапши.
 
япония

Япония

Япония
 
В этот же вечер я получила первый укоризненный взгляд за попытку сделать снимок моей тарелки с едой и ощутила стыд, когда забивала в свой айфон, спрятанный под барной стойкой вопросительное «как правильно есть лапшу рамэн». Я поняла, что, несмотря на то, что я потребитель лапши со стажем, в Японии по этой части действуют совсем иные правила. Изучив информацию, я покорно наклонила голову, отхлебнула бульон, держа палочки для еды в одной руке, а ложку в другой. Когда я закончила, то, наконец, отправилась в свою комнату с видом на город и рухнула там в изнеможении. это была моя первая ночь в Японии.

Свои следующие два дня я потратила на изучение рыбного рынка Цукидзи.

Здесь я съела огромное количество сашими из раздобытой здесь же изысканной миски, просила у старухи — несмотря на языковой барьер — положить мне вкусные части коричневой рыбы на рисе, съедала все до крошки и не без любопытства проходила мимо сладких кусочков омлета с угрем на гриле. Я выискивала там крошечные кофейни и магазины, которые мне когда-то рекомендовали друзья, блуждала по городским районам и позволяла городу поглотить себя всю. После двух коротких дней я прыгнула в поезд, с той самой глупой песней в наушниках на повторе и отправилась в долину Кисо.
 
20734586292_df7d998777_k
 

Долина Кисо

 
Я нахожусь в трогательных отношениях со временем. Я либо теряюсь в нем, либо борюсь с ним, либо свободно перемещаюсь в нем. Я сохраняю его, пытаюсь запечатлеть, я старею. это продолжается все время. Я путешествую в поисках потерянных частиц, надеясь понять, что на что это похоже, когда ты неподвластен времени. В Древней Японии на мгновение действительно можно ощутить себя вне времени. Не совсем бессмертным, просто вне этих критериев.

Как и большинство из нас сейчас, я как ненормальная фотографирую, чтобы сохранить части своих дней на картинках. Но фото это не больше, чем смятая салфетка из придорожного кафе или талисман в ящичке стола. О них можно вспомнить, достать их и посмотреть позже. Может да, а может и нет.
 
япония

япония

долина Кисо
 
Что-то непостижимое отделяет нас от того, что мы помним и того, что мы действительно делали. Даже фотография утрачивает смысл с течением времени. Где это было? Кто эти люди? Почему какие-то вещи навсегда запечатлеваются в нашей памяти, образуя яркие электрические лучи, которые проходят через наш мозг, а другие — погружаются в ил беспамятства, туда, где мы никогда их больше не найдем.

Все эти фотографии — артефакты, которые я создавала на протяжении своего путешествия, но это не мои воспоминания. Мои воспоминания просты. Сердце разрывается от любви.

19489389582_53511372d6_k



Faces&Places

About

Faces&Places – независимое интернет-издание об увлекательных местах и интересных людях со всего света. Многие из них путешественники, другие, кроме того, художники или фотографы, но все они так или иначе черпают свое вдохновение в красоте тех мест, где им посчастливилось побывать. А мы записываем с ними интервью для того, чтобы вдохновлять вас.


'До Японии и обратно: любовь, воспоминания, фотография и лапша' 2 комментария

  1. Ivan Kuznetsov

    @ Ivan Kuznetsov

    Красивые фотографии. В Японии хочется побывать. Уже есть маршрут: 1 день в Токио и месяц на севере в горах и деревнях. )


Хотите поделиться своими мыслями?

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

2014 © Faces&Places