Удмуртия Софья Татаринова

Удмуртия Софьи Татариновой: фатальная сила природы

Поэтический мир деревни — тема благодатная. Вот и Софья Татаринова, выпускница Школы им. Родченко, сделала свою вариацию — серию фотографий “Удмуртия”. Сложенная из удмуртских деревенских пейзажей и портретов одиноких женщин, на первый взгляд, она иллюстрирует предсказуемый мир деревни с вышитыми гладью подушками и покрывалами, выстиранным бельем, развешенным на веревках, козами, гусями и утками, а еще дивными картинами северной природы.

Героини снимков — женщины со здоровыми лицами, подернутыми румянцем, и грустными глазами. Под каждым портретом — скупая история жизни, и главный пункт в каждой истории — самоубийство мужа.

 
Удмуртия Софья Татаринова
 

Социологи называют это явление “удмуртским суицидом”.

Дело в том, что Удмуртская республика входит в пятерку регионов с самым высоким уровнем самоубийств, причем, как правило, они совершаются мужчинами в сельской местности (в 2 раза чаще, чем в городах) через повешение. Впрочем, Софью не столько волнует статистическая регулярность, сколько проявление мощной архаическая энергии, которая особенно сильна в удаленных удмуртских краях и которой фотограф объясняет происходящее.

Девушка словно пытается запечатлеть эту энергию, мистическую и темную силу, которая через невидимый портал проникает в обитель сильных и здоровых мужчин, вынуждая их добровольно уйти из жизни.

 

В первый раз я приехала в Удмуртию в 2010 году в составе воркшопа Школы фотографии и мультимедиа им. Родченко с группой студентов художника Владимира Куприянова. Воркшоп был рассчитан на две недели, и изначально я планировала снимать архитектуру и постановочные сцены с мифологией удмуртов. Но затем планы изменились.

Первое, что обращало на себя внимание — ухоженность и чистота, достаток и даже зажиточность удмуртских деревень по сравнению с русскими или, скажем, карельскими.

 
Удмуртия Софья Татаринова
Удмуртия Софья Татаринова
 

Нас поселили в доме одной гостеприимной женщины, которая в первый же вечер рассказала нам историю своей жизни. Она сильно потрясла меня: несколько лет назад ее муж повесился. Позже мы были в других деревнях, где останавливались в разных домах, и везде женщины рассказывали похожие истории. Это тема заинтересовала меня. Кроме того, было ощущение, что не только я ухватилась за нее, но и она сама теперь меня меня не отпускает.

 
Удмуртия Софья Татаринова
 

Позже я приезжала в Удмуртию еще несколько лет подряд и со многими сдружилась. Так я начала делать проект о самоубийствах в этой республике.

Важно отметить, что я не считаю свой проект полностью документальным: большинство фотографий в нем постановочные. Мне хотелось не просто рассказать истории местных женщин, оставшихся без мужей, но и найти ту незримую энергию вокруг, которая заставляет мужчин сводить счеты с жизнью. И природа, изображенная на снимках, является, на мой взгляд, одним из ключей к пониманию этого феномена. Ведь многие удмурты — шаманисты, и для них эта связь с природой необычайно важна.

 
Удмуртия Софья Татаринова
Удмуртия Софья Татаринова
 

В портретах вдов и снимках тех мест, где они живут, я стремилась выразить, насколько мощное и неизгладимое влияние природа может оказывать на людей, которые оказываются в её царстве.

В то же время я хотела показать не только трагическую сторону жизни деревни, но и ее повседневный быт, ведь так или иначе жизнь продолжается, и вдовы вынуждены справляться с этим.

В жизни удмуртской деревни я не видела экзотики: я стараюсь ее избегать. Меня интересует самая суть явлений и причина событий. Мои работы колоритны потому что и сама Удмуртия такая: яркая и насыщенная по цветам. И в этом тоже можно разглядеть своеобразный контраст между двумя сторонами жизни, когда страшные и необъяснимые вещи и мирная жизнь тесно сплетаются друг с другом.

Удмуртия до сих пор остается для меня вторым домом.

Это магическое место, откуда невозможно уехать навсегда.

 
Удмуртия Софья Татаринова
Удмуртия Софья Татаринова
 



'Удмуртия Софьи Татариновой: фатальная сила природы' 2 комментария

  1. Maria Kostareva

    @ Maria Kostareva

    Возможно, этот феномен можно отнести к обычаю “добровольной смерти” у примитивных народов. Идеологический мотив состоит в том, что естественная смерть от старости и болезни считалась недостаточно почетной для мужчины, кроме того, есть еще чисто личные, индивидуальные моменты — месть за личную обиду.
    Но одно дело читать об этом как о чем-то, ушедшем в прошлое, другое – как о части настоящего. В фотографиях Софьи, определенно, присутствует мистическая энергия, приоткрывающая завесу тайны.

    • Ирина Костарева

      @ Ирина Костарева

      Интересная мысль, Маш. Хоть все это и кажется, как ты выразилась, давно ушедшим в прошлое. Впрочем, осознать то, насколько сильно природа может воздействовать на человека, подавлять его, не проще. Как бы там ни было, снимки получились действительно впечатляющие.


Хотите поделиться своими мыслями?

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

2014 © Faces&Places